Deprecated: Non-static method JApplicationSite::getMenu() should not be called statically, assuming $this from incompatible context in /home/f/fb79128v/fb79128v.bget.ru/public_html/templates/gk_instyle/lib/framework/helper.layout.php on line 164 Deprecated: Non-static method JApplicationCms::getMenu() should not be called statically, assuming $this from incompatible context in /home/f/fb79128v/fb79128v.bget.ru/public_html/libraries/cms/application/site.php on line 250

Марокко.

Марракеш.

p18n149ngv1chkmumlu6hd18bq6В переводе означает «Красный город», что оправдывает своё название. Под ногами красная земля и стены домов цвета красной глины.

Поселились прямо в старом городе - в Медине по-местному, в старинном доме, с цветной плиткой со сложными узорами, витражными стёклами в окнах и внутренним двором с пальмами и фонтаном.  Все окна комнат выходят во внутренний двор. Дом, как маленькая крепость, защищен от любопытных глаз, полуденного жара и уличного шума.

В потоке прохожих, одетых в фески и полосатые или просто бордовые кафтаны с треугольными капюшонами, нас вынесло на главную площадь города Джема эль-фна. Розовая пыль висела в воздухе, подсвеченная лучами закатного солнца. Заклинатели змей дудели свои гипнотические мелодии, змеи послушно извивались. Музыканты били в бубны и барабаны. Кто-то кружился в танце. Ожившие картины, казалось, уже давно умершего прошлого, были совершенно реальны. Это просто сказка какая-то!  Пробираемся через толпу, стараясь не наступить на дрессированных змей.

Торговцы свежими соками зазывают к себе. Торговцы едой расставляют столы в центре площади и зажигают лампочки. Пахнет дымом и пряностями, кипят котлы, словно готовится гигантский пир.

Последние лучи солнца скользят по красным стенам домов, фиолетовые сумерки, как мгновение, и темная африканская ночь накрывает город.

Праздник только начинается.

Мы успеваем проголодаться и идем искать себе местечко на этом празднике жизни. Но не  всё так просто, у каждого импровизированного кафе свой зазывала, и все нас настойчиво приглашают и вручают меню. И мы бродим посреди рядов со столами, пытаясь самостоятельно выбрать место. Наконец, чувство голода заставляет нас адаптироваться и мы выбираем наименее навязчивого зазывалу из всех навязчивых зазывал.

От площади отходят улицы в глубь старинных кварталов. И мы уходим от шума площади и её суеты. На едва освещенных улицах уже тихо, торговцы закрыли свои лавки. Припозднившиеся жители возвращаются домой, цокает копытами ослик с вязанкой хвороста на спине. Путешествие во времени продолжается. Мы гуляем по средневековым улицам, которым уже несколько сотен лет.  Старинные кованые двери с молоточком в виде руки уже закрыты на ночь. Стены домов глухие, редко когда окна выходят на улицу.

Мы блуждаем из одного переулка в другой, попадая иногда в тупики.

 Не так уж и много изменилось в жизни жителя старинного города. Появились электричество и телевизор, а в остальном те же занятия, та же одежда, та же еда и вера.

Ну, еще появились железные птицы, в которых прилетают гости из других стран, чтобы погулять по древним улицам и попасть в прошлое, которое никуда отсюда не уходило.

p18n149ngv1qliv93o5jqtn1b2d9

Утром нас разбудили пением незнакомые птицы. На завтрак в кафе мы обрели чудесный мятный чай и марроканские блины с припеком.

Вчерашние ночные улицы оживились. Торговцы открыли лавки и выставили свои товары: яркие ковры с геометрическими узорами украсили целый дом и его балконы, пряности в огромных мешках выложены разноцветными пирамидками, красный перец, желтая куркума. Торговцы керамикой развесили красочные тарелки с солнцем и луной, всё, чем богата марроканская земля, оказалось на прилавках. На соседних улицах мы нашли мастерские. Как несколько веков назад, здесь шили национальную одежду, похожую на длинный халат с капюшоном, делали национальную обувь – тапочки - бобуши. И мастера ламп с чудесными витражными стёклами тоже были здесь, стучали молоточками по каркасу будущей волшебной лампы.

Ослики проходили по улицам, везя всевозможные товары: от хвороста до глиняных горшков. Только рев быстро несущегося мотоцикла возвращал нас к реальности, да и то ненадолго. 

Посетили дворец местных правителей, уже лишенный былой роскоши и живой жизни. Он был неинтересен. И мы, осмотрев его просторные пустые комнаты, отправились гулять по улицам.

На крыше самой старинной мечети города, Куттубия, которая возвышается над площадью Джема эль-фна, живут аисты. Когда муэдзин несколько раз в день пронзительно призывает верующих к молитве, белые птицы вылетают из огромного гнезда и кружат в небе.

Марракеш - это не набор каких-то мест, которые надо посетить, это живой город, по которому надо гулять, смотреть, слушать и вдыхать запахи, а иногда не вдыхать. Здесь жизнь еще не разобрана на музейные экспонаты, пылящиеся в стеклянных витринах. Жители носят народные костюмы, ремесла еще пока не умерли и являются средством заработка на хлеб. Как некогда в древних русских городах, существуют кварталы портных, башмачников, гончаров. Здесь средневековье еще продолжает жить. И самое интересное – это наблюдать живую жизнь. Марракеш – плутовской город, с хитринкой и лукавством. Особенно в туристических местах. На главной площади собираются сказочники, танцоры, музыканты, заклинатели змей со всей страны. И за один вечер можно увидеть всё богатство народной культуры и попасть в сказку, в которой и самому не надо щелкать клювом.

Рабат. Столица Королевства Марокко.     

На поезде из Марракеша через суровые пейзажи марроканской земли с низкими аргановыми деревьями, по которым ползают тощие козы, мы попадаем в столицу Королевства Марокко - Рабат. Еще на подъезде к городу поезд ныряет в туннель и выныривает уже на железнодорожном вокзале в самом центре города.

Мы выходим на главный проспект Мухаммеда, 5 с белоснежными домами в колониальном стиле и аллеей стройных пальм. И держим курс на Медину, в которую проспект и упирается. Найти дешевое размещение здесь проще простого. Целый квартал старинных гостиниц. Торгуемся с хозяином и заселяемся. Медина – это сердце любого средневекового города, самая старая и часто самая интересная часть.

Вечером жизнь на главной улице Медины оживает, выходят торговцы разными безделушками и сладостями, прогуливаются парочки и семьи.

На закате отправляемся любоваться морем. В старинном квартале на берегу моря дома белого и голубого цвета. Солнце уже низко над водой, волны со всей силы бьются о волнорезы, оставляя в воздухе солёную пыль. В Атлантике своя погода: ветер, шторм. А на берегу  тихо. Я убегаю от волн по скользким валунам, белая пена шипит и подбирается к ногам, но отступает, не достав до ботинок.

У Атлантики свой запах, солёно-сладкий, похожий на легкие духи. Так пахло и здесь, и в Сиди-Ифни, и в Португалии, в Порту.

  В устье реки Бу-Регрег на высоком берегу сохранились мощные башни древней крепости Касба Удайя, построенной при представителе династии Альмохадов, Якубе-аль-Мансуре в конце 12 века.

p18n149ngvcc61sahev04p91chq8

Рабат был некогда портовым городом, но давно уже не заходят сюда теплоходы и танкеры, нет портовой грязи и суеты. Перенос порта хорошо сказался на облике столицы, чего нельзя сказать о Касабланке. Рабат – сейчас чистый ухоженный город, с дворцами и колониальными домами, очень достойная столица Королевства.

Касабланка – это экономическая столица государства, которая, как рабочий, с руками по локоть в грязи, в пыли и дыму и с множеством забот.

На другом берегу реки Бу-Регрег дома города Сале, который входит в единое образование Рабат-Сале. В 17 веке союз двух городов был не таким мирным.  Бу-Регрегская республика, управлявшаяся берберскими пиратами, доставляла немало проблем проходящим судам. Просуществовала она до начала 19 века и даже после своего падения, ещё напоминала пиратскими вылазками и потопленными кораблями.

Берега реки соединяет современный мост, и уже нет надобности искать перевозчика на берегу, среди разноцветных лодок.

 Ни современный мост, ни запах бензина не могут обмануть, мы снова попали в средневековье. В Сале – белые стены домов, тесные, совсем тесные улицы, лавки зеленщиков и ремесленников. Типичный средневековый город, не тронутый современной застройкой. На пустыре дети гоняют мяч. А на берегу остатки древних могучих стен, с ржавыми пушками, направленными вдаль океана. Может быть, из них стреляли пираты. А выбоины в стенах появились после обстрела австрийскими кораблями, в отместку за свой потопленный корабль.

Каждое наше утро начинается с «воздушной тревоги», когда призывы муэдзинов со всех мечетей города, усиленные через микрофоны и усилители, сплетаясь и сливаясь в один пронзительный и грустный вопль души, будят мусульман на молитву. Но мы спим до следующей «воздушной тревоги» и встаём на завтрак.

Французы оставили после себя дурную привычку завтракать батонами с джемом и сливочным маслом. Совсем не по-русски. Нашли блинную в современной части города. Это была удача. Полная, добродушная хозяйка, вздрогнула от рассказов про мороз и снег и пошла поближе к горячей печке. 

Приятно посреди дня заглянуть в чайную, аналог наших баров и клубов  для марроканских мужчин, где за разговорами и чтением свежих газет выпивается не по одному чайнику мятного чая.

В стороне от города есть руины крепости Шелла. Здесь обосновались сначала финикийцы, потом римляне, потом мавры, и вконце концов население переместилось в другое более удобное место, а крепость превратилась в некрополь. За мощными воротами тишина. Древние могилы, множество памятников римской эпохи. Очень много аистов. Они ловят лягушек в камышах и щелкают клювами. Прилетели зимовать, может быть, из Белоруссии или из Испании.

Рабат более разнообразный город: из Медины и средневековья прямо по пешеходному переходу можно попасть в век 19 и 20, в районы с французской колониальной застройкой начала 20 века. Тогда Франция установила протекторат над Марокко.

 К усыпальнице королей попадаешь через остатки гигантской недостроенной мечети, от которой осталась аллея колонн, словно срубленных под корень. Множество пеньков-оснований в правильном порядке разбросаны по огромной территории. Султан Якуб-аль-Мансур в конце 12 века перенёс столицу из Марракеша в Рабат и задумал постройку самой большой мечети в мире.

Но не сложилось. И то, что было уже частично построено, еще хорошо встряхнуло землетрясением в 18 веке. Остался недостроенный минарет, называющийся башня Хасана, даже в таком виде дающий представление о грандиозных замыслах, и поле, усеянное пеньками колонн. А со смертью султана столица переместилась в Фес.

В самой усыпальнице королей покоятся останки короля Мухаммеда 5, при котором Марокко стало королевством в 1956 году, обретя независимость. Мавзолей был построен по инициативе Хасана 2, сына короля. Усыпальница отделана белым каррарским мрамором. Внутри можно пройти по балкону и посмотреть на надгробия короля и его сыновей. Что мы и сделали.

В районе посольств с красивыми особняками и цветущими садами нас ждал радушный приём. В посольстве Республики Мали мы получили визу за один час! Да здравствует дружба народов! 

Касабланка.

Разросшийся, современный город, давно вышедший за стены своего сердца – Медины. Касабланка далеко позади оставила свои средние века. И даже Медина утеряла часть своего прежнего очарования. Медину окружают районы особняков времен французского владычества, но и они не отличаются особым шармом. Полуразрушенные, обшарпанные, покрытые сажей фасады некогда роскошных зданий, уже не производят прежнего впечатления.

В этих районах много складов. Грузовые машины проезжают одна за другой, обдавая черными выхлопами и дома, и прохожих.

Главной достопримечательностью города считается мечеть Хасана 2. Огромная, помпезная. С необъятной пустой площадью перед ней, на которой солнце жарит нещадно. Половина площади находится над Атлантическим океаном, и во время прилива создаётся иллюзия, что мечеть плывёт по волнам. Мечеть является крупнейшей в Марокко. И была построена в конце 20 века. И как часто бывает, всё грандиозное, пышное, старающееся поразить воображение, не трогает сердца.

Самое яркое впечатление от Касабланки: утро, «воздушная тревога». Муэдзины призывают мусульман на молитву. Просыпаемся вместе с молящимися. Наш поезд обратно в Рабат уходит рано. Выхожу на балкон старинной гостиницы и наблюдаю картину, как в сумерках по узкой улице древнего города идут старики в длинных одеждах с капюшонами, молча доходят до старинной мечети и пропадают за её дверями.  Как стара эта картина.

Рабат и Касабланку связывают скоростные двухэтажные поезда. И через несколько часов мы снова выныриваем из туннеля в центре нашего любимого Рабата.

Рабат – одна из самых приятных столиц государств. Очень разноликий и интересный. Объединивший в себе и живое средневековье и современность. Достойная столица королевства.

 Чистый, ухоженный, спокойный и располагающий вернуться еще. 

Ветреная Эс-Суэйра.

До самой Эс-Суйры мы ехали с семьёй берберов. Гостеприимные девушки и их брат угощали нас в кафе супом харира, а мне купили шапку, так как в Эс-Суэйре зимой дует сильный ветер с дождём.

Уже ночью мы прибыли в Эс-Суэйру и попрощались с нашими милыми знакомыми.  По традиции отправились в самую старую часть города, где гостиниц всегда в изобилии. И выбрали дом с табличкой «Сия гостиница принимает путников с 17 века.» Наш номер очень прост. Стены белого и мятного цвета. Деревянная кровать, умывальник и зеркало. Что-то архаическое было в простоте обстановки, но сами стены излучали время. И даже страшно было себе представить, как много людей из разных веков ночевало в этой комнате.

Погода менялась стремительно. То ветер с дождём, то солнце. На следующий день наступал мусульманский «праздник жертвоприношения», курбан-байрам. Когда каждый мусульманин в воспоминание об одном событии из Ветхого Завета, приносит в жертву барана.

На время праздника были закрыты все кафе и магазины. Можно было пойти к кому-нибудь в гости. Но в эти дни готовят еду из жертвенных баранов, и найти что-нибудь вегетарианское не было возможным.

По улицам разносился запах жженой кости. Рога и копыта жертвенных животных сжигались прямо на улице, удушливый древний запах обволакивал средневековый город. Мы ушли в порт. Свежий ветер дул с Атлантики. Кричали чайки. Множество деревянных лодок, раскрашенных в синий цвет, качалось у причала. Огромные сети с разноцветными поплавками лежали на берегу. Здесь можно увидеть, как строятся лодки, но, по случаю праздника, никто не работал. Как рыболовный порт, это место было известно еще финикийцам в 8 веке до нашей эры, а потом и римлянам. Здесь у побережья добывали пурпур из моллюсков, дорогую краску для роскошных римских одежд. В 16 веке португальцы начали укреплять город.  Свой вид современная крепость обрела благодаря пленному французскому архитектору Теодору Корню в середине 18 века.

Крепость до сих пор выглядит внушительно. Сохранились ржавые пушки, направленные в сторону океана. Со стен крепости видно Пурпурные острова, на которых и добывался драгоценный пурпур.

p18n149ngu15b51rg5vduhae334До обретения Марокко независимости, город назывался Могадор.

Не соврали наши знакомые берберы, когда покупали мне шапку. Ветер и вправду был очень сильный. Тучи с дождём налетали одна за другой. Единственное солнышко за этот день - керамическая ярко-жёлтая тарелка, увиденная на базаре, со сказочным лицом солнца, как из книги сказок.

На следующий день жарко светило уже настоящее солнце. Эс-Суэйра - древний город, сохранивший и старинные стены и уклад жизни. Гуляя по городу испытываешь ощущение иного времени, словно прошлое никуда не уходило, а живо до сих пор, так же как живо тепло, которое ночью отдают камни, нагретые за день.

В городе есть и современные кварталы, и пляж, где серфингисты ловят волны.

Из Эс-Суэйры ехали автостопом с марроканскими музыкантами, которые искали вдохновения в поездке. Любовались пейзажами, зачарованно смотрели в окно на горы и океан. Когда мы расставались, они записали несколько слов по-русски, чтобы вставить их в свою композицию, которую собирались написать после поездки.

Тизнит.  

p18n149ngv1654mrpoj8en935p7

Старинный город с красными мощными стенами. Сильный ливень заставил нас задержаться в нём.  Зато умытый, в лучах солнца он был еще краше. Самое интересное – древняя мечеть, в углы которой воткнуты деревянные палки. По местному поверью, души умерших, как по лестнице, поднимаются по ним в небо.

Побродили по узким улицам.

Город давно уже вышагнул за пределы своих древних стен, но современные многоэтажные кварталы еще не представляют интереса для путешественника, и мы отправились дальше, в Западную Сахару.

Остановившийся водитель словно уже не в первый раз подбирал путешественников. Ехали через горы, покрытые аргановыми деревьями, по которым ловко ползали тощие марокканские козы. Из плодов аргании делают масло, которое считается одним из самых редких в мире, и используется в кулинарии и косметологии.

Перевалив через горы, мы остановились в ничем не примечательном городе Гулимине, где наш водитель с видом профи выпил ящик пива за наш счёт. И уже ночью, под звёздами, по совершенно ровной дороге довёз до Тантана.

Тантан еще более ничем не примечательный город. Разве что только дети здесь более дикие, и стоило нам свернуть с главной улицы на менее освещенные, как в нас полетели мелкие камни.  На наши крики прибежал полицейский, который назвал местных дикарями и посоветовал нам не гулять по городу.

За Тантаном начиналась уже настоящая пустыня, с песками, жарой и сильным ветром. Где-то в песках разлагался невидимый дохлый осёл и тяжёлый запах досаждал нам, усиливая наше желание покинуть этот нелепый город.

Снова автостоп. Впереди сотня километров через безлюдное пространство.

Дорога в Западную Сахару.

Ждать машину долго не пришлось. Отличная дорога идет вдоль берега Атлантики. Встречаются редкие рыбацкие хижины. Берег, как песочное печенье, большими пластами отламывается прямо в океан. Подъезжать близко на машине опасно. Ехали долго и однообразно. Тем удивительней было увидеть красные стены Эль-Аюна, встающие, словно мираж, на горизонте в раскаленном воздухе. На въезде в город блок-пост.  Марокко контролирует Западную Сахару, и здесь боятся повстанцев. Племена кочевников «сахрави» так и не смирились с властью Марокко. А Королевство со своей стороны ведёт экспансию территории: строит дороги, новые города и поселки, поддерживает всех желающих поселиться в этом регионе.

Прежнее название - Испанская Сахара - существовало, когда территория с конца 19 века до 1975 года была под властью Испании. Современные жители Западной Сахары даже говорят на испанском, а французский могут совсем не знать.

В 1975 году после организованного Марокко мирного «Зеленого марша», когда 315 тысяч человек пришли в Западную Сахару, правительство Испании подписало Мадридские соглашения, по которым территория бывшей Испанской Сахары делилась между Мавританией и Марокко. Мавритания позже отказалась от территориальных притязаний и вывела войска.  Марокко полностью оккупировало Западную Сахару.

Но существует еще одна сила, фронт ПОЛИСАРИО, созданный в 1976 году, и ведущий партизанскую войну против марроканских войск при поддержке Алжира. Фронт ПОЛИСАРИО, провозгласивший  территорию Западная Сахары независимым государством САДР (Сахарская Арабская Демократическая Республика), представляет интересы коренного населения Западной Сахары.  По сей день Западная Сахара является спорной территорией между  Марокко и фронтом ПОЛИСАРИО.

Территория Западной Сахары, несмотря на её пустынность и непригодность для сельского хозяйства, богата полезными ископаемыми: фосфоритами, железной рудой и нефтью.

Не зря Марокко так вкладывается в эту территорию.  В пустыне, в месте с названием Бу-Краа, на несколько десятков километров через пустыню тянется транспортёр фосфатов.

Эль-Аюн, ухоженный современный город - столица Западной Сахары, очень скучный, и мы отправляемся дальше.