Deprecated: Non-static method JApplicationSite::getMenu() should not be called statically, assuming $this from incompatible context in /home/f/fb79128v/fb79128v.bget.ru/public_html/templates/gk_instyle/lib/framework/helper.layout.php on line 164 Deprecated: Non-static method JApplicationCms::getMenu() should not be called statically, assuming $this from incompatible context in /home/f/fb79128v/fb79128v.bget.ru/public_html/libraries/cms/application/site.php on line 250

Мавритания

Автостоп в пустыне доставляет ни с чем не сравнимые ощущения!

  И вот мы стоим на дороге, ведущей к Мавританской границе. За спиной поворот на последний город в Западной Сахаре – Дахла. Ветер усилился и стал похож на тот самый, который сводил с ума французских колониалистов. Очень сильный, ледяной, продувающий до самых сокровенных нервов. Притом, что сверху еще пекло нещадно пустынное солнце. Пол часа этой пытки холодом и жарой уже вывели меня из себя. Вдруг рядом с нами остановилась машина, ехавшая в другую сторону.

Француз, приняв нас за своих, рассказал нам, что в Мавритании сегодня расстреляли машину с французскими туристами, и советовал нам быть осторожней. Мы поблагодарили его за заботу.

Граница между Мавританией и Марокко заминирована, по обочине дороги стоят желтые таблички: «осторожно мины». Фотографируемся на память.

Граница со стороны Марокко выглядит очень ухоженно. Марроканский пограничник ставит штампики прямо в середину чистой страницы паспорта. И мы отправляемся в Мавританию. Пространство между двумя постами - это меньше километра разбитой дороги, построенной еще испанцами в 19 веке и кучи ржавых машин со сбитыми номерами.

p18q33cj921sod1sg4al9ih467От границы до Нуакшота, столицы Мавритании, около 400 км.  По ровной дороге через золотые дюны. Особенно пустыня красива на закате.

Наш водитель по имени Александр знал, где даже в пустыне можно отдохнуть и выпить чаю.

Остановились у шатра недалеко от дороги. Рядом паслись тощие козы, обдирающие сухие былинки. В шатре было просторно, мягкие ковры на полу. Нам принесли чай, спросили, откуда мы приехали. Выяснилось, что юноша-кочевник не знает такой страны - Россия, про Советский Союз – тоже не знает. Мы пришельцы из неизвестной страны.

В пустыне у кочевников свои представления о жизни.

Нуакшот.

Мужчины в Мавритании ходят в широких балахонах бубу, из белой, голубой или синей ткани. Жаркий ветер раздувает одежду и создаёт вокруг них желанную тень.

Нуакшот не отличается интересной архитектурой, как выяснилось позже, в Мавритании вообще нет красивых городов. На улицах асфальт даже там, где он есть, занесен песком перемешанным с мусором. Ослики и козы, блуждающие по городу, питаются различными очистками и бумажками, они, наверно, даже не знают вкуса травы.

Посещение мечетей в Мавритании запрещено для иностранцев, такой обычай сохранился еще с колониальных времён.

Когда проходишь мимо министерства или военной части, солдат с автоматом просит перейти на другую сторону улицы.

Самое интересное место в городе – это берег океана, где множество раскрашенных рыбацких лодок и множество народа. Кто-то чинит сети, кто-то спит в тени лодки. Некоторые артели уже в море закидывают сети, кто-то еще готовится спустить лодку на воду.

Я бегала по берегу Атлантики босиком. Был декабрь. p18q33cj8v37tn8monk12u91ke04

Вечером, когда лодки возвращаются с уловом, начинается представление.

Словно зрители, на дюны рассаживаются хозяйки с тазиками, прибегают ловкие мальчишки. Важные покупатели улова уже присматриваются к товару.

 Мальчишки осторожно таскают рыбок за хвост из ящиков, которые грузчики носят на голове. Взрослые видят, но делают вид, что не замечают. Женщины радуются вместе с мальчишками, если им удаётся незаметно стянуть рыбку.

Грузчики тоже про себя не забывают, рыбка за рыбкой, исчезают в огромных карманах, непромокаемых штанов. На берегу много чернокожего населения. И рыбаки, и грузчики, и мальчишки - все они не похожи на мавров.

Наконец важный мавр машет руками и разгоняет воришек. Мальчишки поменьше гоняют мяч в линии прибоя, и завидуют тем, кто уже может таскать рыбок.

Еда в Мавритании не отличается разнообразием. А вегетарианцам, кроме пресного риса, вообще есть нечего. В столице спасают ситуацию выходцы из Ливана, предлагающие в своих кафе фалафель.

Утром за завтраком сыграли партию в шахматы с незнакомым французом. Обыграли его  и довольные отправились на автовокзал на окраине города.

Столичный автовокзал – это зеленые коврики в тени одноэтажного здания без окон. И несколько ржавых мерседесов. Спрашиваем: «Где касса? Где билеты берут?»  «Вон там.» - отвечает кто-то, махая в сторону мужика в тюрбане, сидящего на табурете. Подходим. «Нам два билета до Аюн эль-Атруса, пожалуйста.» Мужик отрывает клочок бумаги и рисует закорючку. Мы отдаём деньги и отправляемся ждать свою машину.

p18q33cj911o5o1bsk1kds1j9fida5Идём в «зал ожидания», на зелёные коврики, где торговки чаем, почуяв добычу, замахали нам руками. Сам процесс варки чая занимателен. Женщины, сидя по-турецки перед своими газовыми плитками, кипятят воду, потом забрасывают листья мяты. И когда заварится, разливают по маленьким гранёным стаканчикам. Но перед тем, как отдать чай, переливают его из стакана в стакан, взбивая воздушную шапку. Получается чай и кислородный коктейль, 2 в 1. В пустыне такой чай особенно актуален.

В Мавритании почти никто не хотел фотографироваться без вознаграждения.

То ли они так алчны, то ли боятся отдать свою душу в шайтан-машинку.

Местный транспорт – это убитые в хлам ржавые мерседесы, в которые набивается по 6-7 человек, два спереди на одном сиденье и остальные сзади.

За несколько часов ожидания нашей машины остальные пассажиры успели помолиться, а мы напились чаю и поучаствовали в богословском споре.  Поводом к спорам стала листовка, в которой все желающие призывались почтить день смерти Саддама Хусейна. Я попросила посмотреть листовку.  Публика неожиданно взволновалась. Некий задиристый юноша утверждал, что нам не надо давать листовку. Остальные его убеждали так не переживать и дать её нам.  В итоге юноша прямо здесь же решил посвятить нас в ислам. Говорит: «Повторяй за мной мою «считалочку».

«Давай лучше ты за мной повторяй!» - говорю ему и начинаю на русском читать: «Верую во единого Бога Отца Вседержителя» … Мы поняли друг друга. Юноша, сверкнув глазами, быстро отстал.  И листовка оказалась у нас. 

Полдня мы провели на автовокзале, пока наконец не подъехал старый мерседес с бородатым водителем в чалме и бубу. Погрузили все котомки пассажиров в багажник, утрамбовали самих пассажиров и поехали. 

В Мавритании водят, как Аллах на душу положит. Дорога сложная, хоть и ровная. В любой момент перед машиной может выскочить верблюд, овца или дикий осёл. И если верблюд умён и робок и быстро убежит, то осёл будет стоять до последнего, пока его не объедет или не собьёт машина.

Хорошо ехать на закате, уже не так жарко и пустыня особенно красива.

Бледно-молочные, золотые, розовые и ярко красные песчаные дюны меняют свой цвет через каждые несколько километров.

Вдоль дороги тянулись бедные однотипные посёлки, как один похожие друг на друга, из домиков-коробок, без окон. Уже совсем на закате наша компания остановилась для совершения вечерней молитвы по мусульманскому обычаю. Расстелили коврики на песке, старцы с белыми бородами в тюрбанах и белых бубу поднимали руки к небу и клали земные поклоны.

Такого рвения в Марокко мы не встречали.

p18q33cj92i501u998p91to1bsf6Водитель, чтобы не уснуть, включил мавританскую музыку, такую занудную и однообразную, что со сном бороться стало в два раза тяжелее. Музыка, рождённая в пустыне, где нет ни деревьев, ни птиц, ни гор, ни озер и окружающая реальность так бедна, не отличается особой красотой на наш слух.

В пустыне быстро темнеет, стоит только солнышку завалиться за горизонт, как холод и ветер сменяют жару. Множество звёзд зажигается на черном небе, не засвеченном огнями больших городов. Проехав полпути, мы остаёмся ночевать на окраине какой-то деревни, почти под открытым небом, на коврах. Нам нашли пару одеял и мы, укутавшись, уснули как сурки.

Утром до восхода поехали дальше. На подъезде к Аюн эль-Атрусу были удивительные для пустыни скалы.  Само поселение вытянулось вдоль дороги.Позавтракали горячим хлебом с хрустящим песком на зубах. Ветер, налетая, забрасывал песок в рот, глаза и уши.

На самой окраине посёлка гуляли гордые верблюды, не хотевшие фотографироваться, животные важно отступали от нас и смотрели гордым взглядом из под длинных ресниц.

Уже на окраине селения к нам обратился водитель одной из машин.

«Вы едете в Мали?» - спросил нас юноша в синем бубу.

-Да.

-И я туда же. Поехали со мной.

Мы были не против.

Юноша оказался из очень интеллигентной семьи. Сказал, что очень любит русскую литературу, а особенно Достоевского Федора Михайловича.

Считает Россию во всех смыслах великой страной. А русских женщин считает самыми красивыми.